Подопытные дети

Беседовала Елена СВЕТЛОВА
   
В соответствии с Законом «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» вступило в силу постановление № 12 от 2 ноября 2000 года, предписывающее принимать в столичные детские сады, школы и другие образовательные учреждения непривитых детей.
 
Безобидных медикаментов, будь то лекарственные лечебные средства или профилактические вакцины, пока не изобрели. У любого препарата есть два эффекта – основной целенаправленного действия и побочный, который часто выявляется лишь тогда, когда средство выброшено на рынок и принимается сотнями тысяч людей.
 
В последнее время нашу страну наводнили разнообразные вакцины, которые испытываются на населении, в том числе и на детях.
 
– Существуют международные правила проведения медико-биологических экспериментов на человеке, – говорит Галина ЧЕРВОНСКАЯ, вирусолог, член Российского национального комитета по биоэтике (РНКБ) Российской Академии наук, – регламентированные еще Нюрнбергским кодексом 1947 года. Прежде всего, необходимо добровольное согласие испытуемого, данное без элементов насилия, обмана, мошенничества. Человек должен быть информирован о характере опыта, его продолжительности, конечной цели, обо всех возможных неудобствах и риске, связанном с неблагоприятными последствиями для его здоровья. Он должен знать, как организм может прореагировать на чужеродный белок – «чужака», именуемого в иммунологии «не моим Я». Данные о том, что исследования новых вакцин проводятся на наших практически здоровых детях, впервые обобщены в Докладе-сборнике «Вакцинопрофилактика и права человека» РНКБ РАН в 1994 году. В экспериментах активно участвуют и «бескорыстные благодетели» – зарубежные фирмы, приехавшие спасать Россию от «нашествия» инфекционных болезней.
 
– Как объясняют цель экспериментов?
 
– Очень логично. Приведу высказывание отечественного контролера вакцин Т.А. Бектимирова в бюллетене «Вакцинация» (2000. № 10. С. 3): «Постмаркетинговые наблюдения становятся более точными и ценными, если они проводятся в период массовых кампаний иммунизации. В течение короткого времени прививается большое количество детей. Проявление в этот период группы определенных патологических синдромов свидетельствует, как правило, об их причинно-следственной связи». То есть экспериментальная вакцинация проводится с целью выявить, какое количество детей получило те или иные осложнения. Правда, в недавнем меморандуме ВОЗ о проверке новой живой вакцины против полиомиелита сказано, что предварительно нужно обследовать иммунный статус испытуемых. У нас этот статус никому не интересен.
 
– Время от времени мы узнаем о вспышках полиомиелита, туберкулеза, дифтерии, гепатита. Периодически нас пугают возможными эпидемиями гриппа и других болезней. При этом вакцинация объявляется чуть ли не панацеей от всех бед.
 
– Сезонные вспышки инфекционных заболеваний возникают постоянно. А эпидемия – это широкое распространение инфекционных болезней, значительно превышающее обычно регистрируемый уровень. Несколько десятков случаев полиомиелита в Чечне – еще не эпидемия, к тому же эти факты преподносятся как следствие всего лишь недостаточного охвата населения прививками. Как объяснить тогда рост заболеваемости туберкулезом, если на протяжении полувековой истории нашей страны вакцина БЦЖ вводится, по словам чиновников-вакцинаторов, «всем подряд новорожденным»? Почему не спрогнозировали «эпидемию» дифтерии, когда, согласно данным специалистов, 80–85 процентов заболевших детей были привитыми?
 
– Появились ли какие-то новые профилактические прививки?
 
– По словам чиновника санэпидслужбы Минздрава РФ В.Н. Садовниковой, «Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) решила ликвидировать полиомиелит на территории Российской Федерации» какой-то новой, более сильной вакциной. Почему ВОЗ, а не отечественная санитарно-эпидемиологическая служба? Кроме того, ведь у нас никто и не думал отказываться от отечественной вакцины, которая используется вполне успешно. Зачем же нужна дополнительная двухтуровая прививка, которую врачи не задумываясь начали применять как «новую и более сильную»? При этом их совершенно не интересует, что эта «панацея» курировалась зарубежным «Ротари-клубом», не имеющим никакого отношения к медицине. Руководство института, производящего отечественный вариант живой полиовакцины, назвало новый препарат традиционным, таким же эффективным. Однако маркировка на флаконах совсем другая, да и инструкция по применению новая. В отделе сбыта предприятия на вопрос о происхождении новинки ответили, что «вакцина у них только разливалась».
 
– Применяют ли в мире живую полиовакцину?
 
– Живые вакцины засоряют и организм человека, и биосферу модифицированными, то есть целенаправленно измененными, не встречающимися в природе штаммами.
 
Одна из главных причин прекращения прививок против оспы – наличие осложнений, в том числе с летальными исходами. В нашей стране ситуация была ужасающая благодаря самому массовому охвату населения.
 
Вот уже четверть века во многих странах живую вакцину от полиомиелита не используют, даже на родине изобретения этого препарата, в США, ее не очень-то жалуют. Американским детям первые две прививки осуществляют убитой (инактивированной) вакциной, приготовленной по рецепту доктора Дж. Солка, противника использования живых вирусов в профилактических целях.
 
Более того, в конце пятидесятых у заокеанских ученых возникли непреодолимые трудности с исследованием живой вакцины А. Сэйбина, поэтому ее испытывали на детях Конго и Советского Союза.
 
– Приходилось слышать о вакцине против гепатита В, одного из опасных заболеваний. Детям делают такую прививку?
 
– В цивилизованных странах прививают детей группы риска, когда, к примеру, мать ребенка заражена вирусом гепатита. В зависимости от степени ее инфицированности используются и разные дозы вакцины. Важно и другое. Если человек уже инфицирован, но не знает этого (инкубационный период продолжительный), то прививка не защитит от болезни. Вакцина – не лечебный препарат и на возбудитель не действует. Но процитирую приказ № 226/79 Минздрава России от 3 июня 1996 года, пункт 5: «Научно-практическому объединению «Фтизиопульмонология» совместно с заинтересованными учреждениями провести оценку эффективности сочетанной иммунизации новорожденных против гепатита В и туберкулеза на фоне массовой иммунизации». Это по меньшей мере двойной эксперимент: новая вакцина используется в комплексе. Как обычно, прививают всех детей подряд, не ставя в известность родителей.
 
Из прекрасно оформленного проспекта к применению «Энджерикс В» узнаешь, что в результате вакцинации возможны «частые, редкие и крайне редкие осложнения». В числе последних такие страшные заболевания, как рассеянный склероз, энцефалит, менингит... Фирма честно предупреждает, правда мелким шрифтом, что безопасность вакцины изучена недостаточно полно. А экспериментальная вакцинация идет в России полным ходом. Приходят в детский сад: «Все на прививочку!» – не предупреждая, что «прививочка» экспериментальная. В одной из гимназий Первомайского района столицы первой пятерке пришедших на прививку детей-«добровольцев» вручили в подарок фирменные футболки. Нам не нужны вакцины в таком количестве, тем более экспериментальные в экспортном исполнении. У нас нет эпидемий, кроме одной – полной деградации чиновников от санэпиднадзора. Необходимо совсем другое: сотрудничество с фирмами, которые производят диагностические препараты, помогающие отвечать на вопросы, можно ли и нужно ли вмешиваться в иммунную систему конкретного ребенка.
 
– В календаре прививок не так давно появилась и вакцинация против краснухи.
 
– Ситуация странная. Краснуха относится к нетяжелым детским капельным инфекциям, протекает доброкачественно и заканчивается полным выздоровлением. С другой стороны, при отсутствии вакцинопрофилактики практически все население России переболело этой инфекцией, а значит, приобрело иммунитет. Следовательно, прививать нужно только девочек и совершенно определенного возраста. Но у нас задача ставится глобально. Процитирую главного инфекциониста страны В.Ф. Учайкина: «Полная ликвидация краснухи возможна только путем поголовной вакцинации зарубежными препаратами, зарегистрированными в России». Эксперименты с полутысячей детей разного возраста и девочками 12–14 лет уже состоялись. Один из адресов этого опыта – Пермь. Хотелось бы узнать, сколько денег получили родители за участие их детей в эксперименте.
 
Мало этого, считают чиновники от медицины, «применяемые вместе с ней другие вакцины (АКДС, паротитная и т.д.) могут вводиться одномоментно, но... разными шприцами и в разные участки тела». Последствия уколов совершенно непредсказуемы, да и отношение к ним у детей однозначное – страх. И это нормально. Конечно, зарегистрировать новый препарат в бедной России намного проще и дешевле, нежели в сытой Европе. У них каждый мышонок на учете. Зачем тратить колоссальные средства на доклиническую оценку у себя в стране, если наша санитарная служба пропускает все, что везут. Везут вакцины, которые, как правило, не прошли клинические испытания на человеке, тем более на детях. А последствия для здоровья маленьких «подопытных кроликов» совершенно непредсказуемы. Если вакцина попадает в нездоровый организм, она создает дополнительный иммунологический дисбаланс. Кто-то выправляется в течение месяца, кому-то потребуется годы. Точно знаю, что немногие чиновники прививают своих детей и уж, конечно, не экспериментальными вакцинами.
 
– Практически каждая публикация о прививках приносит печальную читательскую почту. Родители с болью рассказывают о тех или иных осложнениях, спровоцированных вакцинацией.
 
– Это в США суды начали принимать к рассмотрению иски по поводу обострения сахарного диабета после профилактической прививки. Однако следует отметить, что без клинических исследований в науке не обойтись. Известны случаи, когда авторы препаратов испытывали их действие на себе. Но в педиатрии добровольцев быть не может, кроме тех случаев, когда речь идет о жизни ребенка. Увы, отечественное медицинское сообщество, занимающееся вопросами вакцинопрофилактики, продолжает придерживаться точки зрения, что «во имя блага человечества» всегда можно пожертвовать здоровьем пары-тройки детишек. Согласия родителей на эксперименты с их детьми никто не спрашивает. В результате некоторые малыши приобретают инвалидность, которая может проявиться в разном возрастном периоде. Но доказать, что ущерб здоровью нанесен прививкой, очень трудно. Вообще вся наша вакцинация – это широкомасштабный эксперимент на детях.